Структура Администрации  Портал Администрации г. Пскова
Отдел по реализации программ приграничного сотрудничества
 
 

Ганза и Псков

Псков, один из древнейших русских городов (впервые упоминается в летописях в 903 г.), с первых веков своего существования играл особую роль в торговле русских земель с Западом. Предпосылок для торговых связей между Ганзой и Псковом было несколько, основными среди которых являются географическое положение Пскова, особенности его государственного строя и наличие интенсивных торговых отношений между Псковом и Новгородом. Псков занимал и до сих пор занимает приграничное положение, являясь форпостом России на Северо-Западе. Находясь на защите русских рубежей, Псков за свою многовековую историю выдержал много войн и осад. Но, несмотря на то, что мирные отношения между Псковом и средневековыми ливонскими городами прерывались войнами, торговые интересы всегда брали верх. Вплоть до XV века торговля Пскова носила региональный и транзитный характер. Это связано с затрудненным выходом в Балтику из бассейна реки Великой из-за порогов на реке Нарове. Благодаря водным сообщениям по рекам Великой, Шелони, Плюссе, Псковско-Чудскому озеру, Псков активно взаимодействовал с соседними территориями. Псков находился в 160 км от Новгорода и менее чем в 100 км от ближайших ливонских городов (совр. Вастселийна, Валмиера). Торговля осуществлялась как по воде, так и по суше. Наибольшую интенсивность торговля приобретала в зимние месяцы, когда устанавливался санный путь.

Основными политическими предпосылками оформления отношений между Ганзой и Псковом были особенности его государственного строя и становление его суверенитета. Псков был вечевой республикой – городом-государством, все свободные жители которого считались его полноправными гражданами и соучаствовали в управлении. Соучастие в управлении выражалось в вечевых собраниях, выборах на должности посадников и сотских. Поскольку многие горожане занимались торговлей и промыслами, удельный вес купцов в составе правящих групп был велик. Купцы занимали должности сотских, гостевных и купеческих старост, находясь на которых они участвовали в дипломатических переговорах и создавали более благоприятные условия для торговли. В Пскове был и князь, однако князья в рамках республики занимали подчиненное положение, заключая договор с «Господином Псковом» об условиях своего княжения, и никогда не передавали власть по наследству.

Псковско-новгородские отношения в 1228–1348 гг. прошли длительный и сложный путь, на котором отчетливо выделяются периоды как местного сепаратизма, так и признания новгородского и великокняжеского суверенитета. Влияние Пскова значительно возросло после победы над Ливонским орденом в Ледовом побоище в 1242 году, в котором Псков играл решающую роль. Долгое правление князя Довмонта (1266-1299 гг.), и особенно его победа в битве при Раковоре (1268 г.), способствовало становлению независимости Пскова. Новгородские бояре официально признали независимость Пскова по Болотовскому договору 1329–1348 гг., отказавшись от своего права назначать посадников в Псков. Однако стоит отметить, что даже в период подчинения Пскова Новгороду в коммерческих вопросах псковичи вступали в отношения с ганзейскими городами самостоятельно, без посредничества Новгорода. Торговые отношения между Псковом и Новгородом в XI–XV вв. были довольно интенсивными. Видимо, уже в XIV–XV вв. в Новгороде открылся Псковский гостиный двор, где псковские купцы могли торговать своими товарами. Наличие Псковского гостиного двора в Новгороде было важной предпосылкой для установления торговых связей Пскова с восточными территориями. Псковские купеческие караваны наверняка достигали городов Верхнего Поволжья – Ржева, Твери, Ярославля, но дальше на восток предпочитали не ходить: длительный путь и торговые издержки в виде таможенных пошлин, уплачивавшихся при пересечении административных границ, делали такие экспедиции экономически невыгодными.

Псковичи торговали с многими ганзейскими городами: с Любеком, Данцигом, Ригой, но прежде всего с Ревелем (Таллином) и Дерптом (Тарту). Псков вел торговлю также с Нарвой – единственным из крупных городов Ливонии, не входившим в состав Ганзейского союза. Нарва торговала с Псковом и Новгородом даже в самые острые моменты русско-ганзейских отношений.

Ганзейских купцов в Пскове могли интересовать различные товары. В России главным экспортным товаром были меха, но места добычи пушнины контролировал Новгород, и на долю Пскова приходилась лишь незначительная часть продаваемых на Запад мехов. В XIV–XV вв. из Пскова в Европу экспортировались, главным образом, воск и пенька. Важное место в псковском экспорте в ганзейские города занимало сало; в Дерпте существовала специальная браковальня (помещение для проверки качества) для сала, ввозимого из Пскова.

Из импортных товаров псковичей в первую очередь интересовала соль. Значение соли в эпоху средневековья определялось не только тем, что она была продуктом питания; соль была одним из видов сырья для кожевенного промысла. Помимо соли, важнейшими предметами ганзейского импорта в Псков была продукция западноевропейского сукноделия и горнодобывающей промышленности: различные виды сукон, серебро, цветные металлы.

Кроме того, из городов Ганзы в Псков шли такие пищевые продукты, как сельдь и вина. Большое значение в торговле с Ганзой имели ингредиенты для приготовления лекарств, например тимьян. Существенную часть товаропотоков в эпоху средневековья составляли алкогольные напитки. Но если вина были дороги и ввозились на Русь в малых количествах, то такие алкогольные напитки, как мед и пиво импортировались весьма интенсивно. Причем в Псковской земле изготавливали свой мед, часть которого также вывозилась на продажу в Дерпт и другие города.

Немецкого гостиного двора в Пскове не было вплоть до XV в. Однако уже в XIII в. появился так называемый «немецкий берег» - место для компактного поселения немецких купцов во время торговли. Он располагался в арендованных дворах русских купцов в прибрежной полосе Запсковья, находившейся на противоположном Кремлю берегу реки Псковы. Оттуда немецким купцам было удобно вывозить свои товары на торг, располагавшийся у стен Довмонтова города.

28 апреля 1562 г. в Пскове произошел небывалый по своим масштабам пожар, когда выгорело Запсковье и Кремль. Сгорели и постройки на «немецком берегу».

После завершения Ливонской войны в 1583 г. гостиный двор для купцов ганзейских городов было решено построить заново на Завеличье, рядом с наплавным мостом через р. Великую. К августу 1586 г. он был построен. Предположительно, Немецкий двор располагался у часовни св. Ольги, т.е. на территории, до настоящего времени не охваченной раскопками. Не позднее 1663 г. по соседству с «Любским немецким двором» был построен «Свейский немецкий двор», предназначенный для приема шведских купцов и торговли с ними.

Бурное развитие псковско-ганзейской торговли приходится на XV столетие. В 30-е гг. XV века происходит активное развитие Нидерландов, позиции Ганзы ослабевают, и центр новгородско-ганзейской торговли перемещается в ливонские города. В связи с этим происходит интенсивное развитие псковско-ганзейских торговых отношений, поскольку Псков был ближе всего расположен к ливонским городам. В прибалтийских городах в XIV–XVI вв. не было русских купеческих подворий, и роль объединяющих центров для русского купечества в Ливонии играли православные церкви. Свидетельствами пребывания и деятельности русских купцов в этих городах являются сохранившиеся названия улиц и мест (улица Вене (Русская) в Ревеле и Русский конец в Дерпте). Торговля псковских купцов в Риге велась менее активно, чем в Дерпте и Ревеле, прежде всего потому, что в Ригу вел удобный речной путь по Западной Двине из Витебска и Полоцка, что давало купцам из этих городов существенные экономические преимущества. Однако присутствие псковских купцов было настолько ощутимо, что Рижский магистрат в 1612 г. принял специальное постановление о разрешении псковским купцам останавливаться в определенных городских дворах.

Успех в торговых отношениях между Ганзой и Псковом всецело определялся детальной регламентацией сопровождавших торговлю правовых процедур. Тщательная проверка качества товара, взвешивание и взимание пошлин, расчеты по торговым операциям были гарантией чистоты сделки. Еще одним важнейшим условием торговли было доверие между немецкими и русскими купцами. Отсутствие банков и банковского кредита не препятствовало развитию кредита частного: русские и немецкие купцы предоставляли друг другу в кредит исключительные по тем временам суммы, позволявшие вести торговые операции в течение одного-двух лет.

История торговых и дипломатических отношений Пскова и Ганзы содержала многие элементы новоевропейского порядка, который утверждался на Европейском континенте начиная с XIV–XV вв. и послужил фундаментом для развития современной Европы. Несмотря на то, что детали этого порядка к настоящему времени стали архаичными и имеют главным образом исторический интерес, «дух Ганзы», под которым следует понимать волю к мирному сотрудничеству, взаимообмен в сферах культуры и экономики, играет значимую роль и по сей день.